Калининградская Региональная Хоккейная Лига

Все новости о хоккее в Калининградской области

11.08.2018

Когда легенды НХЛ рядом


Знаете, о чем говорят люди в Северной Америке, когда вспоминают какие-то знаменательные события? Как ни странно, не детали муссируют, а обязательно рассказывают о том, где они сами находились и что делали в этот момент.

Выглядит это примерно так: "Сижу я дома на диване, смотрю телевизор, только хотел пиво взять, а тут тебе раз - и Хендерсон забивает решающий гол!". Вот и я сегодня задумался о том, что ровно 30 лет назад, день в день, услышал от мамы по телефону: "Гретцки продали!". Не поверил - не может быть! Но столь шокирующая весть оказалась правдой, хоть и запоздавшей на день из-за разницы во времени с Москвой. Зато теперь я могу в подробностях рассказать, как сам познакомился с Уэйном пять лет спустя и как мы вновь встретились позже, когда Гретцки стал моим начальником в "Финиксе".

Почему я об этом сейчас вспомнил? Работая в Москве, я старался не сближаться с игроками, потому что справедливо полагал, что это может мне помешать объективно оценивать их в своих материалах. А вот звездные ветераны всегда вызывали у меня восхищение, как и у любого другого человека, буквально выросшего на этих именах. Когда же начал работать в НХЛ, то все недостижимые ранее суперзвезды оказались рядом. И мне было очень интересно не просто общаться с ними, но и почувствовать ауру этих великих хоккейных людей. И впечатлений была масса, почти сплошь положительных.

Конечно, я встречался с энхаэловцами и задолго до приезда в Канаду. Почему-то сразу приходит на ум встреча с Филом Эспозито на чемпионате мира в Вене в 1987 году. Я волновался, очень серьезно готовился к заданию, тем более, что хорошо помнил, как ровно за 10 лет до этого в Москве нашумело как бы сейчас сказали "фейковое" (обещаю больше не использовать это странное слово) интервью с Эспозито. Дело тогда тоже происходило в столице Австрии, на чемпионате мира, куда Эспозито приехал в составе сборной Канады. Материал начинался примерно так: "... Прохожу мимо венского леса, глядь - Эспозито оттуда выходит. Привет, Фил!". Интересные новости, особенно если учесть, что автор заметки не знал никакого иностранного языка и все было выдумано.

Так вот, мое интервью с Эспозито состоялось на трибунах венского "Штадтхалле". Фил чуть опоздал, долго извинялся и сразу же превратился в доску своего парня! И такая от него исходила веселая бесшабашность, что даже не верилось, что это тот самый обозленный на все советское Эспозито, гроза серии 1972 года. Во время разговора он через каждые несколько минут хлопал меня по плечу и мне приходилось сильно "окапываться", чтобы не слететь на несколько рядов вниз. Не так давно, во время Кубка мира в Торонто, мы случайно столкнулись в перерыве и Фил был точно таким же балагуром как и много лет назад. Кстати, прочтя его шокирующую откровениями книгу, я поинтересовался у одного из его бывших партнеров - был ли он таким же во время своей игровой карьеры? Ответ, признаться, удивил: "Да, именно таким и был. Но все его шутки-прибаутки можно было прервать одной фразой - да, брось ты, Фил!". Вот такой рубаха-парень. И правду-матку мог рубить, да и - простите за вынужденный каламбур - и рубануть соперника мог запросто.

Раз уж заговорил про "рубануть", то и Бобби Кларка не могу не вспомнить. Один из лучших капитанов-лидеров НХЛ во "внеледовой" жизни оказался точно таким же, каким мы и привыкли его видеть на площадке. А именно - абсолютно уверенным в себе человеком, полагающим, что все и всегда он делал и делает правильно. Причем внятно объясняющим свою точку зрения. С Кларком я познакомился еще до приезда в Канаду и уже во время первой встречи понял, что выражение "рыцарь без страха и упрека" к нему очень даже подходит. Правда, смысл несколько иной. Кларк действительно ничего не боялся ни во время, ни после своей блистательной карьеры (хотя его бывший партнер "Кувалда" Шульц жаловался, что капитан "Флайерз" частенько задирался и отъезжал в сторону, а расхлебывать все приходилось Шульцу). А вот что касается "упрека" с чьей-то стороны, то они Кларка совершенно не волновали.

Кстати, беседовать с Бобби (хотя в бытность генеральным менеджером "Филадельфии" Кларка уже величали более уважительно - Бобом) было очень интересно, он не отделывался ничего не значащими фразами. Когда я вместе с "Виннипег Джетс" впервые попал на легендарную арену "Спектрум", Кларк много рассказывал о своей легендарной команде 1970-х годов и по моей просьбе показал место в раздевалке, на котором он когда-то сидел - прямо посередине ряда кресел. Растаяв от такого приема, я почему-то задал бестактный вопрос - а почему он не очень привечает русских игроков? "А вот и нет, мы даже одного из них недавно на драфт поставили, - парировал Кларк и добавил. - Денис Метлюк, 1973 года рождения". "1972-го," - мягко поправил его я. "1973-го," - не сдавался Бобби. "1972-го," - настаивал я. В конце концов Кларк предложил поспорить на 1 доллар и, пожимая ему руку в знак согласия, я успел ввернуть - "Американский! ". Он куда-то ушел и через минуту вернулся, сжимая в руках зеленую бумажку. Я пробовал отказаться, но Бобби настоял... Наверное, он заглянул в официальный справочник НХЛ, куда информацию по европейцам... давал я.

Как-то так совпало, что наиболее часто я общался именно со звездами НХЛ 1970-х годов, словно по заказу. А может и не случайно это, ведь именно они были моими заокеанскими кумирами детства и юности, наряду с советскими игроками, конечно. И бывший вратарь Кен Драйден - это просто уникальное явление не только в профессиональном хоккее, но и в обычной жизни. Умнейший (два высших образования) и интеллигентный, остроумный и любознательный, да сколько угодно можно других почтитетельных эпитетов подобрать, и все они будут к месту. Кен - обаятельный человек, чье мировоззрение и широта взглядов просто поражает. Мы уже давно близко общаемся и можно много чего интересного рассказать, но до сих пор помню его избирательную кампанию, в результате которой Драйден стал министром социального развития Канады. Так получилось, что Кен избирался по участку северного Торонто, где проживали, в основном, русско-говорящие жители города...

Несколько раз я ходил с Драйденом буквально по квартирам и наблюдал следующие забавные сценки. Кен звонил, дверь открывалась: "Здравствуйте, я Кен Драйден". В ответ можно было услышать следующие вариации: "Маша, иди сюда, к нам сам Драйден пришел! ", "Ой, помню, помню. Ну, как Вам наш Харламов?", и, наконец что-то вроде : "А я - Василий Алибабаевич Сидоров". Кен не смущался, а спокойно рассказывал о своих планах как сделать лучше жизнь в Канаде. И вступал в интересные дискуссии, хотя время было довольно ограничено.

Работая в "Финиксе", общался с Гретцки хоть и не часто, но зато запомнил все надолго. Уэйн каким-то неведомым способом сумел сразу сделать так, что все окружающие не ощущали его величия, а наоборот, были раскрепощены его простотой в общении. Великолепный рассказчик в тесной компании сослуживцев, Гретцки часто выставлял себя как обычного игрока, не спорившего с менеджерами и тренерами и, точно так же как другие, выполнявшего "волю руководства", хоть это ему иногда и не нравилось. А когда он и его бывшие партнеры Пол Коффи, Марти Максорли и Эдди Мио (а тогда - работники "Койотиз") начинали вспоминать давние хоккейные истории, то отдышавшись после очередного взрыва смеха, я с сожалением думал, что практически все эти занимательные истории так и останутся для "внутреннего пользования".

Кстати, я не упускал возможности спросить что-то из истории встреч со сборной СССР. Коффи, не большой любитель рассказов (может, потому что в его нечастые приезды в Финикс у него болело горло и он постоянно сосал леденцы от кашля), поведал об эпизоде полуфинала Кубка Канады, когда он прервал выход два в одного в овертайме и начал атаку, завершившуюся решающим голом в ворота "русскис" (так Пол называл своих вечных соперников). Исторический эпизод устами самого участника!

Много было и других интересных встреч, в ходе которых я неизменно наталкивал своих интересных собеседников на приятные - и не очень - воспоминания о противостояниях с главным соперником, который осмелился посягнуть на канадскую гегемонию в хоккее. Приятный в общении ветеран Горди Хоу, раздававший автографы на специальной сессии в Виннипеге, неожиданно спросил у моей дочки - помнит ли она Александра Мальцева? Телефонный разговор с начинающим тогда агентом игроков Бобби Орром завершился его воспоминаниями о визите в Москву в декабре 1977 года, когда его больное колено показывали столичным врачам. Матс Сундин припомнил мое интервью через пару месяцев после драфта, где он был выбран под первым номером - материал назывался "Спешите видеть". Наконец, Марио Лемье, чье настороженное отношение к журналистам было заметно еще на чемпионате мира в Праге в 1985 году, где 19-летний вундеркинд разделывал под орех защиту всех команд... А рядом со мной уже подрастали новые кумиры, и обаятельный Теему Селянне стал легендой уже при мне...

Да, действительно, эти люди излучали какую-то невидимую энергию, а может даже наполняли этой самой энергией собеседников. В том самом "Спектруме" Кларк познакомил меня с Джином Хартом, известнейшим комментатором "Флайерз". Там была и его молодая дочь Лорен, ставшая певицей. И теперь, перед играми "Филадельфии", я не упускаю возможности послушать ее "God Bless America" (вместе с видео легенды города Кэйт Смит на табло), хотя видел это представление уже десятки раз. Но по-прежнему пробегает холодок по спине, что и неудивительно. Разве может быть что-то более волнующее, чем соприкосновение с живой хоккейной историей и ее героями?

Тема: ОколоХоккея

Автор: nhl.com

Горячее фото

Видеообзор

Вам будет интересно

Федоров — лучший русский в истории хоккея

Круче Овечкина, Буре и Харламова.

14.08.2018
Последствия обмена Гретцки

Девять последствий обмена Гретцки из "Эдмонтона" в "Лос-Анджелес" 30 лет назад.

10.08.2018
Панарин бьет буллиты лучше всех в НХЛ

Десятка лучших специалистов по буллитам на сегодняшний день.

05.08.2018
Федоров лучший, но не надолго

NHL.com/ru представляет свою версию десяти сильнейших российских хоккеистов в истории НХЛ.

01.08.2018